Ваш город: Москва
Фильтр
ENG
Тип изделия
  • Кольца
  • Серьги
  • Подвески
Проба металла
Цвет металла
Вставки
Эмаль
Цена
Сбросить фильтры Показать

Kabarovsky приглашает Вас совершить удивительное путешествие по тенистым тропинкам летних аллей! Оставьте ненадолго все свои мысли и заботы, и просто позвольте себе немного помечтать.

Читать далее

Вдохновением для создания коллекции «Тёмные Аллеи» стал одноимённый цикл новелл выдающегося классика русской литературы Ивана Алексеевича Бунина. Представьте, XIX век, открытая терраса в родительском поместье далеко от пыльного города, июльский полдень, но под сенью вековых дубов свежо и совсем не жарко. Вы прогуливаетесь в компании красивого офицера по мощёным дорожкам старого сада и разговариваете о литературе, живописи и о далёких странах. На душе тепло и спокойно, а сердце наполнено любовью к этому месту и ко всему, происходящему вокруг. Наверное, каждый терял себя в этих тёмных аллеях...

В сюжете каждого драгоценного комплекта заложены элементы атмосферных описаний природы, которыми автор украсил эти рассказы: летняя беседка в глубине старого парка, золотые арки которой увиты плющом, ажурный цветник с нежными фиалками, вокруг которого порхают мимолётные бабочки и небольшой пруд, окруженный кустиками ароматных ландышей. В воздухе разлита сладостная тишина, а покой нарушает лишь шум листвы и мягкий треск редких стрекоз. С помощью насыщенных цветов горячей эмали, усеянной капельками бриллиантовой росы, мастера Kabarovsky смогли передать всю красоту этого места, чтобы каждый раз, прикасаясь к этим украшениям, Вы переносились душой к той самой беседке на тропах тёмных аллей.

Была чудесная весна!
Они на берегу сидели -
Река была тиха, ясна,
Вставало солнце, птички пели;
Тянулся за рекою дол,
Спокойно, пышно зеленея;
Вблизи шиповник алый цвел,
Стояла темных лип аллея.

Была чудесная весна!
Они на берегу сидели -
Во цвете лет была она,
Его усы едва чернели.
О, если б кто увидел их
Тогда, при утренней их встрече,
И лица б высмотрел у них
Или подслушал бы их речи -
Как был бы мил ему язык,
Язык любви первоначальной!
Он верно б сам, на этот миг,
Расцвел на дне души печальной!..
Я в свете встретил их потом:
Она была женой другого,
Он был женат, и о былом
В помине не было ни слова;
На лицах виден был покой,
Их жизнь текла светло и ровно,
Они, встречаясь меж собой,
Могли смеяться хладнокровно...
А там, по берегу реки,
Где цвел тогда шиповник алый,
Одни простые рыбаки
Ходили к лодке обветшалой
И пели песни — и темно
Осталось, для людей закрыто,
Что было там говорено,
И сколько было позабыто.

(Николай Огарёв, 1842)
Входящие в коллекцию изделия
Где приобрести